обратно  
 

Новая газета 14-16 мая 2001 года

Ромео и Джульетта, разделенные кавказскими горами и чеченской войной

 
 

 

"Пришло время" - так называется спектакль, сыгранный 6 мая в Театре-студии "Подвал" на Остоженке. В спектакле Юлии Швелевой играют или, сорее, живут поростки 14-16 лет: восемь девочек и восемь мальчиков, восемь московских школьников и восемь чеченских детей из лагеря беженцев в Ингушетии.

 

Чеченцы приехали в Москву за семь дней до спектакля. Три дня длилось полное непонимание и неприятие друг друга. Нет, русским языком чеченские дети владеют свободно и говрят без акцента.

Просто все свои беды чеченские дети связывают с Россией и русскими, а московские школьники видели во всех чеченцах только бандитов, которые убивают невинных, взрывают дома с мирными жителями.

Понимание приходило в ходе общения и совместной работы над спектаклем.

   

 

А играли они… я даже не знаю, верно ли это слово "играли". Если игра, то это игра по живому, так как все происходит не с вымышленными героями, а с ними самими.

По спектаклю: приехала группа чеченских детей как бы год назад в Москву. Встретились с московскими школьниками. "Ваши отцы убивают наших родных" - это позиция чеченских детей. "Все чеченцы - бандиты" - позиция московских школьников.

Потом чечнские дети показали, как они зажигательно танцуют. Появилось желание понять друг друга. Русская девочка и чеченский мальчик полюбили друг друга.

Разъехались. Стали переписываться, созваниваться.

Окружение московской школьницы: кто осуждает эту дружбу, кто более или менее лоялен. Родной брат непримирим: "Чеченцы - бандиты от рождения". То же происходит с чеченским мальчиком. От него отворачиваются его друзья и подруги.

Любящие пытаются преодолеть непонимание. Они одиноки в своем окружении, живут от письма до письма.

…В Чечне постоянно гибнут люди. Воот убили отцов у двоих детей, участвующих в спектакле. У чеченской девочки, ее зовут Иман, бесследно во время зачистки исчез отец. Все это - и в спектакле, и в жизни. "Ты хочешь дружить с той, чьи соплеменники убивают наших отцов?" - это довлеет над влюбленным чеченским мальчиком. И он уже не в состоянии сопротивляться окружающему. Он звонит в Москву и говорит ей: "Нам, пожалуй, надо забыть друг друга".

А она… августовский, прошлого года, взрыв на Пушкинской площади. И даже те, кто пытался понять ее и был лоялен, теперь тоже единодушны: "Все чеченцы - звери". Но она не поддалась. Она едет в Ингушетию, в лагерь беженцев.

Там встречает презрительное отношение к себе его друзей. А самого любимого ею чеченского мальчика скоро привозят из Грозного. Его в дороге обстреляли - непонятно кто. Он, кажется, уже мертв.

Она склоняется над ним и… чувствует его дыхание.

Вместе с его матерью она ухаживает за ним в больнице. Любовь русской девочки спасает чеченскому мальчику жизнь.

 
 

 

Спектакль заканчивается. Русские и чеченские дети поют одну песню на русском, а потом на чеченском языкке вместе.

Где игра? Где жизнь?

Четыре чеченских мальчика и четыре девочки, четыре московских школьника и четыре школьницы. За семь дней они прошли длинный путь от непонимания, невосприятия - к сочувствию, дружбе.

Пришло время… Время пришло для взрослых, для власти понять бесперспективность вражды, бессмысленность кровопролития. Присутствующие на спектакле кто украдкой платочком утирал слезинки, кто не стеснялся слез.

 

На спектакле не было представителей власти: ни российской, ни чеченской. Русские и чеченские дети написали письмо Владимиру Путину о спектакле, о жизни, о себе. Дойдет ли письмо? Не знаю.

Я думаю о том, что этим сегодняшним 14-16 летним в первую войну 1994-1996 годов - было по 7-9 лет. А тем, кому тогда было 14-16, сегодня 21-23. Где они? С кем они?

Пришло время… Время пришло давно. Увы, сегодня еще не для нашей власти! Где отец 15-летней девочки Иман Лабазановой, 11 марта этого года пропавшей с десятками других людей во время зачистки в Аргуне? И это после того, как антитеррористическая операция перешла как бы под контроль ФСБ.

 

 

Очень хотелось бы, чтобы произошло чудо.

Пусть так же, как ко мне, к Владимиру Путину подойдет 9-летний чеченский мальчик. Возьмет за руку, посмотрит в глаза и скажет: "Ты такой добрый! Скажи, за что убили моего отца? Он так меня любил".

 
   

 

Вячеслав Измайлов
<<< назад